Я работала проектировщиком интерфейсов 8 лет, сначала в продуктовой компании, а потом в небезызвестной USABILITYLAB. Сейчас мне стало неинтересно работать в офисе, я решила стать фрилансером.

Началось все в 2006 году, когда Дмитрий Сатин позвал меня на собеседование, причем я не поняла даже, на какую должность. Когда меня оформили проектировщиком интерфейсов, никто не мог объяснить, что это за зверь такой и как им работать. Однако работать надо было немедленно, поэтому с коллегами делали как могли, набирались опыта на своих ошибках, пытались соединить этот опыт хоть в какой-то процесс, который можно описать, прочувствовать, передать другим.

Сейчас довольно много курсов по проектированию, много желающих провести мастер-классы. Тогда ничего этого не было, а я сама оказалась в числе тех, кто проводил семинары, едва проработав полтора года. Тогда общее возбуждение от нового и интересного в жизни позволяло выходить к людям и рассказывать о том, чем я занимаюсь.

Я выступала на конференциях, была одним из тренеров Careerlab, писала статьи.

Затем мне перестало это быть интересно, и несколько лет, не отрываясь от работы, я копила опыт реального проектирования, описывала свои ошибки и находки, свой опыт, не только в области проектирования, но и в области работы с клиентом, формирования ожиданий, построения самого процесса деятельности (в консалтинге от этого не убежать). Самое забавное, что мое первое образование – это менеджмент, хотя я никогда не признавала его роли в своей работе.

Также я получила дополнительное образование по практической психологии и даже диплом, дающий мне право стать психологом-консультантом. Это, конечно, уже перебор, но вообще понимание людей довольно сильно помогает работать консалтером, даже если твоя профессия – рисовать экраны.

Я работала с большим количеством разных бизнесов, разных людей. Это, наверно, наиболее ценный опыт, который я приобрела. Я видела разные ситуации, разные мотивы: кто-то был вовлечен так сильно, что контролировал каждый шаг, и в итоге они становились лучшими в своей нише. Но это были, как правило, собственники или генеральные директора, носители идеи, вложившие в нее душу.

Другие были нанятыми сотрудниками – маркетологами, продуктовыми менеджерами – они выполняли свои рабочие задачи, и это, конечно, совсем другая история. Некоторые такие проекты никогда не внедрялись.

Бывали и такие клиенты, кто заказывал постоянно, внося нашу работу как часть процессов внутри компании. Они сильно ограничивали нас своими внутренними процессами, и редко удавалось что-то внедрить заметно отличное от того, что уже есть.

Все это многообразие опыта заставляет меня каждый раз задуматься, а чего же хочет на самом деле этот конкретный клиент и чем я могу ему помочь, какие именно формы взаимодействия с ним могут быть действительно эффективными.

Часто план проекта перестраивался под действием реальной ситуации, развернувшейся в ходе работ. Я меняла план, добавляла или удаляла работы, которые забыли или которые оказались излишними.

Я долго училась слышать, что говорит клиент на самом деле. Знаете, когда приносишь свою выстраданную работу, а клиент ее критикует, довольно непросто бывает услышать, что он говорит. Я научилась иначе относиться к работе, перестала воспринимать ее так лично.

Я стала отличать, в каких местах проектирование является наукой или методикой, а в каком – искусством. Признаться, творческие места в этой профессии для меня наиболее интересны. Это тот этап в работе, когда все данные собраны и размещены в голове, и тогда начинается… чудо! Я беру бумагу и рисую-рисую-рисую образы, некоторые детали, некоторые места и потихоньку вся система начинает появляться, жить, быть. Я вижу ее, я могу сказать, какая она. Я вижу ее действительно всю. После этого остается только нарисовать ее, проявить недостающие места, обозначить ее для всех остальных.

Причем вы заметили, я должна увидеть какие-то важные детали, чтобы собрать картину целиком. И это на этапе, когда нет еще ничего. Это то место, в котором проявляется мое личное своеобразие как специалиста, другие могут рисовать строго поэтапно, от концепции к детализации. Я же все время перетекаю от одного к другому, это позволяет наполнять сервис жизнью и смыслом, видеть больше, делать точнее, вживаться сильнее, сопереживать ярче.

И поэтому на бизнес-интервью я много задаю вопросов, которые иначе как любопытством назвать нельзя. Я спрашиваю не только о целях, иногда мы обсуждаем с клиентом какие-то истории из рабочей жизни клиента, какие-то его личные опасения… Чем более живой станет задача в моей голове, тем лучше. Поэтому мои интервью никогда не имеют четкого плана, там только основные вехи, а рой вопросов рождается в процессе, и еще ни одно интервью не стало копией другого. Так мне интересно.

Каждый клиент своеобразен, даже если сайты у них – копии друг друга. У каждого свои особенности — позиционирование, история, предпочтения и опасения лидеров, опыт, положение на рынке, готовность к изменениям. Этот уникальный набор информации о клиенте создает не менее уникальное предложение, которое предсказать заранее практически невозможно.

В этом состоит уникальность услуги, когда ты слушаешь и слышишь, а не предлагаешь пакетное решение. Я точно знаю, что предлагаю лучшее, что могу сделать для клиента.

Узнать больше о моих услугах, посмотреть портфолио, резюме и сделать заказ

  • Специализация: Проектирование интерфейсов, интерактивные прототипы, юзабилити аудит
  • Заказать услуги: https://www.fl.ru/users/anet2013